Т-80 и Т-90: Как танки Шойгу будут воевать, если бьют «в молоко»?

0 0

Т-80 и Т-90: Как танки Шойгу будут воевать, если бьют «в молоко»?

На фото: танк Т-90А во время демонстрации боевых возможностей на соревнованиях «Танковый биатлон» в рамках Армейских международных игр — 2020 на полигоне Алабино (Фото:
Сергей Фадеичев/ТАСС)

На состязаниях по танковому биатлону, который проходит в рамках Международного военно-технического форума «Армия-2020», с российской командой случился конфуз во время испытаний по стрельбе по неподвижной мишени.

Первым «отличился» экипаж танка Т-90А. Две первые противотанковые управляемые ракеты 9М119М1 «Инвар-М», запущенные через ствол 125-мм пушки, прошли мимо цели. И лишь третья ракета поразила мишень.

На стрельбовую позицию вышел «реактивный танк» Т-80У, оснащенный газотурбинным двигателем. Теми же самыми ракетами «Инвар-М» он распоряжается точно также — два первых промаха и третье попадание.

У следующего участника российской команды — танка Т-80 у.е.1 — произошел позитивный сдвиг. Промахнулась только первая ракета, вторая и третья поразили мишень.

И лишь Т-72Б3 продемонстрировал стопроцентную меткость, используя те же самые ракеты «Инвар-М».

Согласно правилам танкового биатлона, которые весьма схожи с правилами обычного лыжного биатлона, экипажи использовали дополнительные боеприпасы. Для чего экипажу пришлось покинуть танк, взять из снарядных ящиков два ракеты (17 кг) и два метательных заряда (7 кг), загрузить боеприпасы в танк и зарядить орудие. После чего производится дополнительная стрельба.

На дополнительных стрельбах у российских экипажей дело пошло существенно лучше. В связи с чем их не прогнали по штрафному кругу.

С точки зрения биатлонной соревновательности ничего ужасного не произошло. Танкисты лишь потратили время на перезаряжение танка, что, в принципе, добавило интриги и зрелищности.

Однако если оценивать эти промахи как отражение боеготовности бронетанковых войск России, то получается прискорбная картина. Два экипажа не в состоянии поразить неподвижную цель даже двумя выстрелами. Собственно, не только цель неподвижна, но и танку не приходится стрелять сходу, когда орудие стабилизируется в пространстве гироскопической подвеской.

Хочется надеется, что из этой истории будут извлечены правильные выводы. И будет принято решение, которое повысит боеготовность бронетанковых войск. И еще — очень важно то, что этот, признаемся, позор был явлен публично. И заболтать его, спустить на тормозах не получится. И решения будут приняты, и эти решения начнут реализовываться самым энергичным образом.

Первая реакция у зрителей биатлонного ролика вполне естественна и абсолютно идентична реакции зрителей на спортивных трибунах: МАЗИЛЫ! То есть у трех из четырех танковых экипажей слабая стрельбовая подготовка. Потому и не в состоянии точно направить ракету в цель.

Однако если это так, то необходимо расформировывать бронетанковые войска и набирать новый личный состав. Потому что на танковый биатлон берут только лучшие экипажи. И если лучшие из лучших — мазилы, то можно себе представить, какой уровень подготовки у «обычных» танкистов. То есть у тех, кому надо не демонстрировать высокие спортивные результаты, а эффективно действовать в танковом строю во время атаки или обороны, оберегая свой танк от огня противника и поражая вражескую бронетехнику.

Нет, это была бы слишком страшная причина биатлонной неудачи.

Нет причин списывать промахи на качество боеприпасов. Все четыре российских танка использовали одну и ту же ПТУР «Инвар-М». Причем все ракеты из одной партии, так что предположение, что среди ракет затесались некачественные, а то и просто бракованные, не выдерживает критики. Ведь не могли же танку Т-72Б3, поразившему все мишени, достаться ракеты идеального качества, а остальным — брак. Собственно, и «неудачники» при штрафной стрельбе дополнительными боеприпасами из той же партии, пристрелялись, учтя свои ошибки.

Ракета «Инвар-М», выпущенная из ствола гладкоствольной танковой пушки калибра 125 мм, приближается к цели по спирали. Наведение на цель осуществляется при помощи лазерного луча дальномера.

Ну, или же имели место ошибки техники. И вот именно к танковой технике есть достаточно серьезные вопросы. Хоть, разумеется, вопросы не по части исправности танков, поскольку к таким мероприятиям как форум «Армия» машины готовят особо тщательно. И точно такое же серьезное отношение к техническому их обслуживанию.

Вопросы в определенной степени связаны с «возрастом» машин. Танк Т-80У был принят на вооружение в 1985 году.

Т-80 у.е.1 появился спустя 10 лет, в 1995 году. В нем немного подновили систему управления оружием 1А45 «Иртыш». Индекс обновленной СУО — 1А45−1. Именно она, в частности, ответственна за стрельбу ракетами.

Еще почти через 10 лет, в 2004 году, на вооружение был принят танк Т-90А. В отношении стрельбы ракетами ли, или же снарядами, этот танк практически не отличается от Т-80 у.е.1. У него та же самая СУО 1А45−1. В нее входят лазерный прицел-дальномер, электронный баллистический вычислитель, стабилизатор орудийной платформы, прицельно-навигационный комплекс ТПН-4С, комбинированный ночной прицел «Буран-ПА/М».

Получается, что у трех танков-неудачников СУО архаичная, относящаяся а половине восьмидесятых годов.

В то же самое время у танка-«отличника» — Т-72Б3 — более современная СУО с многоканальным прицельным устройством «Сосна-У», работающим в телевизионном режиме (дальность — 6 км) и тепловизионном (дальность — 5 км). То есть он обеспечивает стрельбу ракетами, имеющими дальность 5 км, в любое время суток. В то время как у ТПН-4С, которым оснащены Т-90А, Т-80У и Т-80 у.е.1, ночная видимость всего лишь 3 км.

И что важно для обеспечения высокой точности стрельбы — прицел «Сосна-У» имеет встроенную систему контроля, что позволяет производить выверку линии прицеливания по индексу на стволе пушки без выхода экипажа из танка. В числе решаемых задач — формирование поля управления для пуска управляемых ракет, индикация типа боеприпаса, выработка угловых поправок и другие.

Эксперты считают, что помимо технических проблем, вызванных использованием на танках прицельно-навигационных комплексов (ПНК) еще советской разработки, есть и серьезные организационные проблемы. ПНК должны регулярно проходить процедуру настройки-юстировки. Ну, а в случае активных стрельб и передвижения танка по пересеченной местности поднастройку надо делать практически ежедневно. Однако это невозможно по двум причинам.

Во-первых, в полках, а то и в бригадах наличествует только одна машина с оборудованием для настройки ПНС. Этого явно недостаточно. По мнению экспертов, на каждый танковый батальон необходимо выделять одну-две такие машины.

Во-вторых, выделенные специалисты, которые решают только эту крайне важную задачу, в бронетанковых войсках встречаются крайне редко.

Так что печальная история с ракетными стрельбами в Алабино должна быть тщательно проанализирована в Главном автобронетанковом управлении Министерства обороны. После чего должны быть приняты верные организационные решения. Потому что в реальных танковых сражениях тепличных условий полигона в Алабино быть не может.

Военное обозрение

«Россия обманула мир»: за рубежом поражены, что РФ стремительно создала мощный подводный флот

США: у берегов Аляски всплыла российская подлодка

Ветеран ВМС США рассказал, как НАТО может победить Россию в войне

США намерены создавать ракеты средней и меньшей дальности

Все материалы по теме (2673)
Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

14 + двенадцать =