«Ответочка» за генерала: Боевиков в Сирии умыли кровью

0 0

«Ответочка» за генерала: Боевиков в Сирии умыли кровью

Фото: Андрей Грязнов/ТАСС

Вряд ли это можно назвать стечением обстоятельств или заранее спланированной операцией, но именно с 18 августа, когда в Сирии при подрыве на фугасе погиб военный советник генерал-майор Вячеслав Гладких, активизировались действия ВКС РФ. Причём большей частью именно в том регионе, где погиб генерал. По боевикам ударили из всех «стволов», сообщалось, что были задействованы и корабли ВМФ, которые нанесли удар из Средиземного моря крылатыми ракетами «Калибр» по ключевым позициям террористов в глубине провинции Идлиб.

На счёт «Калибров» официального подтверждения не последовало, но вот обычно молчаливое и скупое на предоставлении информации по боевым действиям в Сирии российское Минобороны, выдало сейчас достаточно подробное сообщение: «Ударами авиации ВКС России и ВВС Сирии, огнём артиллерии и действиями разведывательно-поисковых групп специального назначения в районе „белой пустыни“ ликвидировано 327 боевиков, уничтожено 134 укрытия, 17 наблюдательных пунктов, 7 складов с материальными средствами и 5 подземных хранилищ вооружения и боеприпасов».

Также отмечается, что «разрозненные банды» в этом районе «пополняются боевиками, прошедшими специальную подготовку на юге и юго-востоке Сирии на оккупированных США территориях зоны Эт-Танф и сирийского Заевфратья». Минобороны намерено продолжить операцию по очистке «белой пустыни» от остатков бандгрупп «до полного уничтожения действующих там подконтрольных США вооруженных отрядов».

Здесь можно обратить внимание на точность цифр в сообщении Минобороны. Со складами и укрытиями всё понятно — точность ударов авиации, да и крылатых ракет тоже, обычно подтверждаются средствами объективного контроля (глава информационного ведомства МО генерал Игорь Конашенков любит демонстрировать такие «картинки»). Как посчитали уничтоженных боевиков в таком количестве? Здесь можно предположить, что вслед за ударами с воздуха и огня артиллерии, на «зачистку» территории пошли спецназовцы и так называемые «вагнеровцы», которые добили уцелевших, а заодно, поставив мелком крестики на трупах, их пересчитали.

Такой вот своеобразный отчёт по боевым действиям в период с 18 по 24 августа, который иначе как местью за погибшего генерала Гладких не назовешь. А ещё это мощное предупреждение как самим боевикам, так и их покровителям, в том числе из США, что «ответочка» за потери среди российских военнослужащих непременно прилетит. Ну, и «жировка» по счетам для убедительности прилагается.

Здесь можно вспомнить, что месть за сбитые в Сирии самолёты и вертолёты следовала всегда, хотя об этом не особо распространялись. Например, за сбитый штурмовик Су-25СМ майора Романа Филипова (лётчик подорвал себя гранатой, будучи окруженным боевиками после приземления на парашюте), ответили ракетно-бомбовыми ударами и несколькими операциями в районе падения самолёта. Были уничтожены десятки боевиков и их командиров.

Могло бы показаться, что без ответа остался случай с атакой истребителя F-16 ВВС Турции на российский фронтовой бомбардировщик Су-24М, произошедший в ноябре 2015 года. Экипаж сбитого самолёта катапультировался, командир подполковник Олег Пешков тогда погиб во время приземления на парашюте в результате обстрела с земли, штурман капитан Константин Мурахтин приземлился вне зоны обстрела и был эвакуирован сирийским спецназом на авиабазу «Хмеймим».

Так вот, туркам всё-таки пришлось за это ответить, пусть и опосредованно. Турция, ввязавшись в военную кампанию в Идлибе на северо-востоке Сирии (с 1марта — операция «Весенний щит), понесла там серьезные потери в живой силе, численность погибших превышает сотню военнослужащих. 34 из них были ликвидированы авиаударом ВКС России по турецкому укрепленному пункту. Президент Эрдоган провёл совещание в Анкаре по этому поводу, однако претензий России не выставил.

О том, что русские умеют мстить, хорошо помнят и американцы, которым сейчас Минобороны РФ сделало тонкий намёк на их деятельность в Сирии, связанную с подготовкой террористов. Здесь можно вспомнить случай, как советские лётчики ответили на сбитый истребителями F-86 ВВС США пассажирский лайнер Ил-12 над Китаем 27 июля 1953 года. Война в Корее в то время уже была завершена, советские авиационные полки отправились домой и вроде как мир, по крайней мере, в воздухе. И тут такой коварный удар по гражданскому самолёту, на борту которого находилось несколько десятков пассажиров.

«Ответочка» прилетела через два дня. Американский Boeing RB-50G «Суперкрепость», переоборудованный под ведение авиаразведки, который летел вдоль границы СССР на Дальнем Востоке, был атакован советскими истребителями МиГ-17. Американских пилотов строго проинструктировали перед вылетом держаться от берега не ближе 12 морских миль, что они и соблюдали — в момент атаки «Суперкрепость» находилась в 40 милях от мыса Поворотный (Приморский край) в районе острова Аскольд.

Два истребителя буквально развалили американский самолёт-разведчик на части ракетно-пушечным огнём. Из 17 членов экипажа выжить удалось лишь одному — его подобрал в воде американский корабль. Пилотов — капитана Александра Рыбакова и старшего лейтенанта Юрия Яблоновского, отомстивших американцам за сбитый Ил-12, наградили орденами Красного Знамени. А американцы хорошо запомнили этот урок и больше на пассажирские самолёты СССР и России не нападали.

— Есть такое понятие в военном, да и не только, лексиконе, как «ответный огонь», — говорит исполнительный секретарь Международного союза общественных объединений ветеранов «Боевое братство» Геннадий Шорохов. — Это не месть, не вендетта, не око за око, а именно применение оружия в ответ на агрессивные действия противника. Ответный огонь, как правило, должен быть более мощным, чтобы нанести неприятелю наибольший урон и отбить у него охоту к наступлению.

В том же Афганистане наши войска в случае обстрелов со стороны «духов» использовали все имеющиеся средства огневого поражения, в том числе «Грады», артиллерию, вертолёты, авиацию. У моджахедов такого тяжелого оружия не было и они предпочитали не вступать в открытый огневой контакт, а действовали из засад и активно использовали минирование.

Конечно, в случае гибели боевых товарищей, ответный огонь был особенно яростным и наказание противника порой носило жестокий характер — и кишлаки с лица земли стирали, и пленных старались не брать.

За время войны в Афганистане погибло три советских генерала — все они были лётчиками. Это заместитель командующего ВВС Туркестанского военного округа Вадим Хахалов, заместитель главного военного советника Пётр Шкидченко и советник командующего ВВС Афганистана Николай Власов.

Естественно, что проводились специальные операции, чтобы забрать их тела, наносились «удары возмездия» по тем районам, где они погибли. Так что нынешняя операция в Сирии с большим количеством уничтоженных боевиков, является ни чем иным как ответ на гибель генерала Вячеслава Долгих. Всё правильно, по законам военного времени.

Вспомнилась и вот какая история «огня возмездия», свидетелем которой довелось стать в Афганистане автору этих строк. Командиру 103-й воздушно-десантной дивизии генерал-майору Павлу Грачёву (впоследствии ставшему министром обороны) 1 января 1988 года исполнилось 40 лет, то есть празднование Нового года плавно перетекло в день рождения комдива. Уж как он всё это отмечал в компании своих заместителей и старших офицеров штаба 40-й армии доподлинно неизвестно (лейтенантов на такие мероприятия не приглашают), однако ранним утром первого января гарнизон содрогнулся от залпов «Градов». С территории 14-го городка, где базировался штаб дивизии, 350-й ПДП, 1179-й артполк и отдельные батальоны, огонь из реактивных установок прежде не открывался, а тут такое!

Потом выяснились подробности. Уже через несколько часов после полуночи, «поздравить» десантников решились и моджахеды, запустив по расположению дивизии два «эрэса» — реактивных снаряда, чего ранее себе не позволяли. Пульнули неудачно — один снаряд разорвался на территории автопарка, второй вообще не долетел даже до колючей проволоки ограждения. Однако взрывы услышали в гуляющей компании, и Грачёв вопросительно посмотрел на начальника артиллерии.

Тот взялся за телефонную трубку и запросил наблюдателя на вышке (была такая на хлораторной, метров 15−20 высотой): «Сынок, пуски засёк?». «Так точно!», — отрапортовал боец. То есть координаты были и Грачёв, не поднимаясь из-за стола, приказал выкатить реактивную батарею на позицию и дать пару залпов «Градами» по тому месту, откуда прилетели «эрэсы». «Может, сорок? — уточнил начальник артиллерии. — Ну, в честь дня рождения». Грачёв утвердительно кивнул головой и улыбнулся: «Чтобы запомнили».

К слову, это была обычная практика подавления огневых точек моджахедов, которые прозвали Грачёва «злым Пашей» и старались уйти из района, узнав, что там будет проводиться боевая операция под его командованием. До отъезда Грачёва на учёбу в академию Генштаба, обстрелов 14-го городка в Кабуле больше не проводилось.

Война в Сирии

США обвинили Россию в ДТП с военными бронеавтомобилями в Сирии

Россия нанесла авиаудар по боевикам после гибели российского генерала

Двое российских военных ранены в Сирии

Погибший в Сирии российский генерал освобождал Пальмиру

Все материалы по теме (3571)
Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

четыре × 1 =