Новую рекомендацию Роспотребнадзора в театрах назвали выстрелом в голову

0 0

Новую рекомендацию Роспотребнадзора в театрах назвали выстрелом в голову

С одной стороны, вроде бы ничего нового: уже привычные для всех маски — без них зрителей не допустят в театр или на концерт. Но к тому же , театры теперь должны ещё и позаботиться о том, чтобы публика имела  возможность купить их на месте. С бесконтактной формой оплаты билетов тоже все понятно, и никто спорить не будет: угроза коронавируса за четыре с половиной месяца отучила нас от налика. Даже театральные бинокли отныне будут обрабатываться после каждого посетителя, а к нему, то есть оптическому прибору,  при выдаче обязательно будет положена дезинфицирующая салфетка. 

Зрители явно огорчатся, что про буфет в антракте придётся забыть — продажа продуктов питания запрещена: можно приобрести только воду и напитки в промышленной упаковке. Ну а уж как огорчатся сами театры, для которых буфет — и традиция, и статья дохода. В общем бокал шампанского до спектакля или в антракте — ни-ни!

И все это можно пережить, отправляясь на спектакль/оперу/ балет — в конце-концов наша собственная безопасность  прежде всего. Но как быть с самим духовным «продуктом», ради которого люди и идут в театр? А вот тут вопрос: рекомендации Роспотребнадзора ставят под угрозу качество исполнение и даже саму возможность проведения спектакля. 

Судите сами: директор Большого, худрук «Геликон-оперы» или «Новой оперы» читают важную бумагу и своим глазам не верят — «исключаются спектакли с массовыми и хоровыми сценами». Простите, ведь оперы держатся на хорах, вся мировая музыкальная культура на них построена — Чайковский, Верди, Мусоргский, Римский-Корсаков, Шостакович, Пуччини и другие…Что же это получается, опера «Наббуко» без «Хора пленных иудеев» будет? Спасибо — не надо, верние деньги!

Или как будет звучать оркестр при предлагаемой рассадке на репетициях или непосредственно во время спектакля? А рекомендовано следующее: на репетициях расстояние между группами струнников — не менее 1,5 метра, между ударниками, клавишниками и арфистами. А вот между духовыми группами — должно быть  не меньше двух. К тому же, перед ними установят защитные экраны, «выступающие над раструбами соответствующих инструментов». Дирижера отодвинут от музыкантов на два метра (во время репетиции), и на полтора во время спектакля. Непосредственно во время спектакля вроде должна сохраняться  традиционная рассадка музыкантов, но с экранами у духовиков, что, несомненно, отразится на качестве звучания оркестра и не в лучшую сторону. 

Понятно, что жертвами №1 при новой постановке дела станут музыкальные театра. Звоним худруку «Геликон-оперы» Дмитрию Бертману.

Новую рекомендацию Роспотребнадзора в театрах назвали выстрелом в голову

-То, чем мы занимаемся, мы посвятили всю жизнь. У певцов, музыкантов нет в руках другой работы, а пандемия, обрушившаяся на весь мир, подорвала привычные правила. Но эти рекомендации — как выстрел в голову.

-Все что касается охраны публики и ее безопасности, тут все правильно. И мы должны и будем осуществлять все, что предписывает театрам Роспотребнадзором. Что же касается непосредственно подготовки и проведения спектаклей, особенно в музыкальном театре, все очень сложно и не так однозначно. Во-первых, наши репетиционные залы не обладают такими площадями, чтобы посадить музыкантов на расстоянии друг от друга в полтора-два метра.  И второе, самое важное: как режиссер,  я могу сделать адаптацию спектакля, но ликвидировать хор — значит ликвидировать весь репертуар оперного театра. Опера — это хоры. Скажем, невозможно сыграть «Евгения Онегина» без таких больших массовых  сцен, как «Бал Лариных» и «Бал в Петербурге». 

— В ущерб качеству, конечно, можно сократить количество музыкантов в оркестровой яме или численность хора на сцене, но исключать массовые сцены невозможно. Для драматических театров такие сцены — редкость, а для музыкальных  — норма: в опере — хор, в балете — кордебалет. 

— Однозначно влияет: при расстоянии в полтора-два метра не будет смешиваться звук, а музыканты должны слышать друг друга, только тогда возникает правильное звучание партитуры. Это специфика музыкального театра и ее нельзя не учитывать.

-Тут важно понимать: если театр работает, значит он должны обеспечивать заработок. Если невозможно будет работать, то… Единственное мы надеемся, что Москва будет нас поддерживать, как поддерживала весь карантинный период. Хочу сказать, что Совет худруков московских театров вместе с Департаментом культуры Москвы почти месяц работал над предложениями по условиям работы в этот сложный период. Там есть варианты, но нет слова «исключить». И наши предложения мы направили в московский Ротпоребнадзор. И мы уверены, что Москва, как всегда, отнесётся не формально к этим предложениям.Москва первая объявила об открытии театров с 1 августа.  

А вот мнение Дмитрия Сибирцева, директора театра «Новая Опера»:

— Как музыкант, могу сказать, что среди рекомендаций есть вещи совсем мало реальные. Например, нельзя людям совсем не контактировать в каких-то сценах спектакля. Тогда проще уже перейти целиком на концертное исполнение и не мучиться. Не понимаю, чем мы отличаемся от тех же футболистов. Да, они выходят из разных дверей, а потом полтора часа хватают друг друга.Понятно, что новые правила вызывают определенный протест у музыкантов. Но артисты в этой ситуации – самые дисциплинированные люди. А будут ли зрители соблюдать рекомендации? Я не уверен. В любом случае мы выигрываем время, за которое, надеюсь, появится вакцина от вируса».

А между тем, пока худруки и директора московских театров ломают голову как быть, Валерий Гергиев ещё до объявления всяких рекомендаций открыл сезон и преспокойно на половину зала играл свои спектакли на исторической сцене. А буквально на днях его театр ещё и отправляется в Италию с гастролями. 

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

четыре × два =