Что будет с рублем, если доллар вдруг рухнет?

0 0

Что будет с рублем, если доллар вдруг рухнет?

В минувшем июле доллар США уступил корзине ключевых мировых валют более 4%. Это стало самым крупным падением его курса за последнее десятилетие при том, что котировки золота, евро и даже биткоина, наоборот, идут вверх. И это, полагает британское издание The Economist, является свидетельством того, что американская валюта вполне может потерять статус мировой резервной валюты, как это произошло в свое время с фунтом стерлинга.

Принято считать, что эмитент резервной валюты должен играть ведущую роль в мировой торговле, тогда партнеры получают стимулы для заключения контрактов именно в его платежной единице. Плюс исторически роль глобального кредитора помогает расширять использование этой валюты и способствует ее накоплению в золотовалютных резервах.

А Соединенные Штаты сегодня, подчеркивают в The Economist, демонстрируют эти качества гораздо в меньшей степени, чем раньше. Их доля в глобальном производстве и торговле падает, и в настоящее время ведущим экспортером в мире является Китай. Америка также давно перестала быть глобальным кредитором для остального мира — ее чистая международная инвестиционная позиция является негативной.

Кроме того, быстрорастущий государственный долг и дисфункциональное государство порождают сомнение в разных частях финансового мира относительно того, что доллар продолжает оставаться долговременной и удачной ставкой. Кроме того, временами все громче становятся разговоры о том, что уже не за горами тот день, когда евро и юань затмят доллар, и воду на эту мельницу льют продолжающиеся в Америке беспорядки и катастрофический, по сути, сценарий развития внутренней экономической ситуации из-за коронавируса.

На этом фоне возникает вопрос — а чего ждать экономике России в случае, если мировое господство американского доллара рухнет? Какая мировая валюта займет его место, и что будет тогда с курсом рубля?

— В целом надо понимать — какие-то резкие движения позиций доллара на международных биржах, конечно, возможны, однако ожидать, что он одномоментно исчезнет или перестанет котироваться, как минимум преждевременно. Для этого нужны какие-то совершенно иные мощные обстоятельства, лежащие вне пределов обычного экономического анализа, — отметил в беседе с «СП» главный аналитик банка «Солидарность» Александр Абрамов. — Правда, сейчас американский доллар, действительно, отступает и сдает свои позиции — это хорошо видно, в том числе и по графику индекса доллара, который падает уже на протяжении нескольких месяцев. Последний раз на столь низком уровне этот индекс находился в первой половине 2018 года, но при этом есть вероятность его дальнейшего снижения. Это связано с большим дефицитами бюджета и торгового баланса в США, высоким объемом эмиссии для поддержки экономики на плаву и отставанием динамики развития экономики США от основных конкурентов, в первую очередь — Китая.

«СП»: — Есть здесь какая-то опасность для России?

— Что касается наших золотовалютных резервов, то, согласно официальным данным по состоянию на сентябрь 2019 года доля доллара составляла в них 24%. А значит, если доллар будет обесцениваться, то они определенным образом пострадают.

Правда, не нужно забывать о том, что у российского бизнеса есть еще и международные долларовые обязательства. А они довольно велики — скорее всего, их совокупный объем превышает размер долларовых активов, имеющихся в распоряжении наших монетарных властей. Так что от обесценивания доллара наша экономика должна, по идее, даже выиграть. Особенно если учесть, что в периоды «слабого доллара» цены на нефть и сырьевые активы находятся на достаточно высоком уровне, как это было, например, в 2011—2012 годах. Так что в такой ситуации, скорее всего, мы будем иметь достаточно благоприятные внешнеторговые условия, что само по себе способно скомпенсировать любые потери, связанные с ослабление доллара.

«СП»: — По идее, курс рубля тогда должен пойти вверх, раз доллар пойдет вниз?

—  Наши финансовые власти, как правило, стремятся к тому, чтобы курс находился в приемлемом диапазоне. Поэтому, скорее всего, мы не увидим слишком сильного изменения валютных курсов чисто за счет ослабления позиций доллара к другим мировым валютам. Наверняка мы будем подстраиваться под ситуацию таким образом, чтобы экспортные операции наших компаний сохраняли рентабельность, а бюджет смог получить столь необходимые ему доходы. Будем искать равновесие, обеспечивающее ценовую и финансовую стабильность, а также баланс между интересами экспортеров и импортеров товаров и услуг.

— Для рубля, по большому счету, это событие будет достаточно нейтральным, — развил тему доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Сергей Хестанов. — Хотя бы потому, что далеко не все экспортные контракты заключаются в долларах, есть и в евро, и в юанях. Для нас гораздо важнее другие факторы. Например, стоимость нашего экспорта к корзине тех валют, в которых мы, соответственно, что-то импортируем. А эта величина достаточно мало изменчивая.

«СП»: — И все же — учитывая тот факт, что при малейших колебаниях курса доллара к рублю в нашей стране случаются массовые истерии и штурмы обменников, не стоит ли нам ожидать повторения подробных сценариев? Тем более что у нас, как утверждает народная молва, в верхних эшелонах власти есть немало любителей поспекулировать на теме искусственной и резкой корректировки курса валют.

— Колебания доллара по отношению к другим твердым валютам в разы, в десятки раз меньше, чем колебания курса рубля, так что спекуляции на теме снижения курса отечественной денежной единицы и сдача долларом своих позиций в качестве мировой резервной валюты — две мало взаимосвязанные вещи.

Для изменения курса рубля в разы важнее не изменение положения доллара к мировым валютам, а совсем другие факторы — мировые цены на нефть, объемы экспорта углеводородов и санкционные риски. Кстати, нам сейчас в рамках соглашения ОПЕК+ довольно сильно сократили объем экспорта, а в Америке приближаются президентские выборы, так что исключать обострение санкций на политической волне, увы, не приходится.

«СП»: — Почему?

— Природа этого заложена самой структурой нашей экономики. Где-то, пожалуй, с конца 60-х и начала 70-х годов прошлого века в сильную зависимость от экспорта попала сначала экономика СССР, а затем и России. Мы настолько сильно зависим от того, что внушительная часть доходов нашего федерального бюджета прямо или косвенно с этим связана, что именно это влияет не только на курс рубля, но и на инфляцию с уровнем жизни.

Вы посмотрите на Евросоюз, чья экономика сопоставима с экономикой США. Курс рубля к евро со времени его появления колебался достаточно сильно, однако инфляция как была в ЕС 2%, так на этом уровне и держится. И курсом евро к доллару в Европе практически никто, за исключением отправляющихся в Америку туристов, сильно не интересуется. Причина проста — большая часть товаров, потребляемых Европой, в ней же и производится. Таким образом, примерно 80% жителей ЕС вообще не волнует, что там с курсом евро к доллару происходит.

У нас же ситуация иная. Мы экспортируем сырье, а значительная часть импорта составляют предметы потребления и непродовольственные товары. Отсюда и зависимость курса рубля от доллара. Изменить это быстро, увы, невозможно. Опыт стран, которые через это прошли, показывает — для этого нужно минимум лет 10−20. Так что поводов для беспокойства тут нет — как скакал у нас курс рубля, так в ближайшие годы и продолжит скакать, как покупали у нас при любых катаклизмах разумные люди доллары, так и будут их покупать. И никуда нам от этого не деться.

Экономика России после коронавируса

Эксперт: недовольное население готово идти протестовать хоть за чертом с рогами

Названы российские города, которые больше всех пострадали от увольнений

Минтруд назвал сферы с наивысшим риском увольнений

Вассерман заявил, что мир балансирует между вирусной и экономической катастрофами

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

4 + 15 =